08.04.2014

Инвесторы готовы вкладываться в стартапы в Приморье – Андрей Косолапов

Владивосток, 8 апреля, PrimaMedia. Количество стартапов в Приморье растет на глазах, и это только та часть общего количества идей, которая смогла найти средства для реализации. "Инновационный реактор" был создан с целью поиска перспективных стартапов и доведения их до стадии  инвестирования.  О том, что нужно для того, чтобы реализовать свои проекты, и где найти инвесторов, рассказали в эфире PrimaMediaLIVE Артур Корнаков и Андрей Косолапов, организаторы проекта бизнес-акселератора "Инновационный Реактор".

- Что это такое "Инновационный Реактор"?

Андрей Косолапов: Это поиск проекта и работа с ним, нацеленная на то, чтобы он мог дойти до стадии инвестирования. Бывает, что к нам попадают проекты на очень ранней стадии, то есть это идея без проработки или прототипа, которая не стоит практически ничего. Когда есть бизнес-план, можно подготовиться, прийти к инвестору и доказать, что если он купит долю в этой компании, то заработает в случае успеха проекта, мы помогаем людям развить идею до нужной стадии.

- У Владивостокской молодежи больше абстрактных идей или идей, разложенных по полочкам?

Андрей Косолапов: Есть и первые, и вторые. Но, как правило, если выйти на улицу и сказать: приходите те, у кого есть идеи - сначала придут те, у кого нет ничего, кроме самой задумки, а потом постепенно начнут приходить те, кто уже давно работает над своим проектом.

- Заинтересованность видна?

Андрей Косолапов: Видна, но у нас нет большой рекламной кампании. Мы выходим на IT-сообщества через коллег, работаем с университетами, и потихонечку к нам приходит все больше и больше людей.

-Как возникла идея создания "Инновационного реактора"?

Андрей Косолапов: Мы давно этим занимаемся. Мы являемся партнером Фонда посевных инвестиций российской венчурной компании. Это самый крупный венчурный государственный инвестор в стране. Они работают по следующей схеме: в регионах есть  венчурные партнеры – люди, которые ищут проекты и находят частных инвесторов в регионе, добиваются того, чтобы частный инвестор вкладывал деньги в проекты. И тогда вместе с этим частным инвестором инвестирует и сам фонд. Мы являемся именно таким венчурным партнером. Когда мы поняли, что для того, чтобы быть продуктивными, нужно много проектов, мы затеяли "Инновационный реактор".

Артур Корнаков: Я являюсь представителем IT-сообщества Владивостока и одним из организаторов Владивостокской конференции разработчиков. Мы с Андреем познакомились именно на конференции в ноябре прошлого года. После конференции мы встретились и решили сделать "Реактор".

-В чем отличие "Инновационного реактора" от бизнес-инкубаторов в ДВФУ и ВГУЭС?

Андрей Косолапов: Акселератор и инкубатор – это две совершенно разные вещи. Бизнес-инкубатор – это место, где можно сделать свой офис и начать работать. На площадке инкубатора проводят тренинги, учебные и организационные мероприятия. Акселератор же занимается именно проектом. Он берет на себя проект и работает с командой, он мало занимается образованием,  и совсем не предоставляет рабочего места.

- Есть ли у вас проекты, которые родились в инкубаторах ВГУЭС и ДВФУ?

Андрей Косолапов: Да, некоторые из бизнес-инкубаторов ВГУЭС и ДВФУ есть. Им нужны инвесторы, а в бизнес-инкубаторе нельзя найти инвестора, поэтому они приходят к нам.

- Какие проекты наиболее востребованы среди инвесторов?

Андрей Косолапов: Повод к нашей встрече – разговор про IT-технологии. Эти проекты проще с инвестиционной точки зрения. Они легко выходят на рынок, так как они связанны с сетью Интернет. Такие проекты становятся наиболее привлекательными с инвестиционной точки зрения. Но, как оказалось, у нас больше медицинских проектов.

-Сколько среди них проектов, из которых можно сделать бизнес?

Андрей Косолапов: Некоторые из них получили деньги за развитие науки и дальше продолжают работать в этом направлении. Однако, наука – это не бизнес. Я думаю, есть 10-20%, с которыми можно разговаривать о создании бизнеса. Остальные просто не будут об этом говорить, мол, мы же наукой занимаемся.

- Где вы ищете предпринимателей?

Андрей Косолапов: Конечно, больше всего нам нравятся проекты, в которых они уже есть. Когда в проекте таковых нет, мы начинаем искать, договариваться с кем-то, потом знакомим найденного человека с проектом, происходит "женитьба" проекта с предпринимателем.

Артур Корнаков: Подсадить предпринимателя в какой-то проект – довольно сложная задача. Вот сидят IT-шники, а тут пришел какой-то бизнесмен и начал ими руководить, говорить, как деньги зарабатывать. Люди недовольны этим, возмущаются.

- Каких проектов вы ждете, а от каких отказываетесь?

Андрей Косолапов: Мы никогда сразу не отказываемся от проекта, сначала мы беседуем с создателями, иногда говорим те слова, которые они не хотят слышать. Бывает, что приходят люди с идеями из тех областей, в которых они сами ничего не понимают. Конечно, мы говорим таким людям, что у них почти нет шансов, однако все равно даем советы по дальнейшему развитию. Но в последнее время приходит  все больше и больше людей, у которых уже есть прототип. По мере того, как количество таких проектов будет расти, мы будем уделять все меньше и меньше внимания тем проектам, у которых нет ничего кроме идеи.

- Что нужно человеку, чтобы прийти к вам и не получить от ворот поворот?

 Андрей Косолапов: Мы спрашиваем идею, рынок, монетизацию. Мы не пытаемся завалить пришедших сложными формами и отчетами, только общаемся с ними лично, по-простому. В такой атмосфере очень быстро проясняется ситуация. Затем определив точку, в которой они находятся и готовность команды к работе, мы говорим, что нужно сделать для дальнейшего развития. 14 апреля у нас пройдет защита проектов, на которую будут приглашены инвесторы.

-  Вернемся к рынку IT-технологий. На какой стадии он сейчас находится?

Артур Корнаков: Мы стараемся освещать как можно больше событий, проведенных нами.  Помимо этого IT-сообщество часто проводит различные мероприятия. У нас есть две крупных конференции.  Также есть и крупные проекты во Владивостоке, которым уже не нужны инвесторы, например, FarPost и Drom известные по всей России. Также существуют маленькие проекты.

Андрей Косолапов: Рынок IT-технологий очень разношерстный. Интересно даже не то что есть, а то, чего нет.  Я несколько раз был на презентациях проектов в медицинском университете, это очень интересные проекты. 40% из них связаны с IT в сфере медицины: различные программы для анализов, подсказки врачам и так далее. И все инициаторы проектов говорят: "Мы знаем, что делать с точки зрения медицины, но программистов у нас нет". Думаю, что в ближайшее время мы организуем встречу IT-сообщества с инициаторами медицинских проектов, и запустим процесс их развития.

- В последнее время в России слово "инновационный" производит негативное впечатление на людей.

Артур Корнаков: Более того, слово "стартап" в IT-тусовке тоже имеет негативный оттенок.  Потому что обычно стартапер ассоциируется с 15-летним парнем, который еще школу не закончил, а уже куда-то лезет.

Андрей Косолапов: Чем инновационный проект отличается от обычного бизнес-проекта?  В любом бизнесе если у вас нет новизны, то вы ничего не сделаете и будете неконкурентоспособны. В инновационных проектах схема инвестирования венчурная. Если есть инвестор, который готов купить долю в компании, которую продаст, когда компания вырастет, то это и есть венчурный инновационный проект. Это ключевое отличие, а не то, что там есть какая-то инновация.

- Тогда получается, что любое бизнес-вложение – это инновация?

Андрей Косолапов: Нет. Часто бизнес-вложения представляют собой следующее: люди вкладывают деньги и доят эту корову, не предполагая, что надо выйти на бескрайние просторы мирового рынка. Задайте контрольный вопрос любому предпринимателю Владивостока или России: "Сколько стоит твоя компания?". Вы никогда не получите на него ответа. Они не знают, сколько стоит их бизнес, потому что его продажа не предполагается. Некому продавать, да и не умеем: ни биржи, ни покупателей нет.

- Бывают ли у молодежи заблуждения в том, что они сейчас принесут проект, а через год его выкупят за 19 млрд?

Артур Корнаков: Более того, многие считают, что можно прийти, показать свою идею, и дядя им просто так даст денег. То есть они рассматривают бизнесменов не как инвесторов, а как тендер, то есть вложения без отдачи.

Андрей Косолапов: Вот пришло молодое дарование. И говорит, что у него есть идея, стартап, возможно даже прототип, нужны только деньги. Мы с ним общаемся и выясняем, что ему нужно лет 5-7 на развитие. В моем возрасте можно думать проект на 10 лет вперед, а в его возрасте это что-то маловероятное. Но в связи с тем, что вся жизнь еще впереди и горизонта не видать, люди говорят, что готовы работать. Мы посмотрим, у кого как будет получаться.

- Есть ли какие-нибудь тренды среди проектов?

Артур Корнаков: Основные трендовые проекты связаны  с социализацией. То есть большие проекты, где люди общаются и взаимодействуют. Мобильная разработка, тоже довольно трендовая. На самом деле, весь IT-рынок в тренде.

- Сколько проектов сейчас рассматривается Вами? В последнее время они появлялись в Приморье сотнями. Есть ли примеры удачных стартапов?

Андрей Косолапов: Сотен никогда не было. Был, например, конкурс "Бит". Также проходили венчурные ярмарки. Однако все эти мероприятия предназначены не для того, чтобы получить инвестиции. Люди наивно думают, что они придут на конкурс, защитятся и тут же получат мешок с деньгами. Так не бывает. На подобных мероприятиях люди тренируются рассказывать про свой проект. Это очень полезно, но рассчитывать на то, что кто-то принесет деньги, не стоит.

- Как заинтересовать инвесторов? Какую работу вести с ними?

Андрей Косолапов: Года три назад мы сделали первый подход. Он был простой: я взял телефон, обзвонил список предпринимателей и пригласил их на первую встречу.  Пришли 40 человек, готовых обсудить возможность инвестирования в проекты. Потом мы съездили в Калифорнию, в Кремниевую долину, я договорился там с русскими, которые занимаются продвижением в области венчурной индустрии. Мы посмотрели, как это работает, и приняли решение инвестировать. Дальше мы готовим проекты с тем, чтобы люди приняли для себя решение инвестировать. Есть деньги – они готовы рискнуть. Но их не очень много, около 20 человек.

- Они готовы инвестировать именно в российские проекты или в западные?

Андрей Косолапов: Во владивостокские. В сфере венчурного инвестирования есть правило трамвайной остановки: нельзя инвестировать проект, который находится на расстоянии большем, чем расстояние от одной трамвайной остановки до другой. Это, конечно, шуточное правило, но в мире оно много где используется. Мне известна только пара примеров из Кремниевой долины, которые умудрились поставить на поток процесс инвестирования удаленных проектов. Обычно этого не делают. Особенно, частные инвесторы. У нас правило – инвестировать в проект, до которого можно "дотянуться". Однако есть проблема, заключающаяся в том, что многие до сих пор считают, что каждая потеря – это личная драма.  Американцы привыкли к тому, что девять из 10 инвесторов все равно потеряют деньги. Тем не менее, владивостокские инвесторы, несмотря на эту статистику, полны решимости.

- Наши инвесторы – это молодые люди или состоявшиеся бизнесмены  в годах?

Андрей Косолапов: Это всегда состоявшиеся бизнесмены. Но среди них есть и молодые люди - около 30 лет, но чаще всего это люди за 40.

- Какое количество инвесторов, полных решимости, в Приморье?

Андрей Косолапов:  Я так думаю, что если бы мы сейчас смогли бы их всех найти, то мы, на нюх ориентируюсь,  нашли бы человек 200.

- Каков размер инвестиций?

Андрей Косолапов: Бизнес-ангельское инвестирование составляет приблизительно 50-150 тысяч долларов. Был бы проект интересный, а люди-то готовы. Да есть шанс проиграть, но не без этого.

- В чем проблема: в инвесторах или неинтересных проектах?

Андрей Косолапов: В том, что их нужно свести. Хотя это скорее не проблема, а задача, решением которой мы сейчас и занимаемся. Да есть проекты, но подавляющее большинство еще очень "сырые". Да, есть инвесторы, но их мало, и они много сомневаются в проектах. Вы не представляете, как жарко идут дискуссии о стартапах. Мы по три раза встречаемся по поводу одного проекта. Когда дело доходит до обсуждения, стартаперы вешаются от количества вопросов. Потом мы и сами от этого устаем и говорим друг другу: "Давайте уже вложим деньги и сыграем". Я думаю, что в ближайшее время  мы проинвестируем парочку проектов, вне всякого сомнения.

Я был во многих ведущих университетах штатов. Там есть кафе стартапов прямо в кампусах. Люди приходят туда и обсуждают проекты. Для того чтобы проект хорошо продавался, нужны постоянные встречи, обсуждения вопросов и так далее. Наши университеты, к сожалению, почти не работают в этом направлении.

- Куда обращаться авторам проектов, чтобы показать свои наработки?

Артур Корнаков: У нас есть группа во "ВКонтакте" https://vk.com/primventure. Там есть анкета с вопросами по ID, по бизнес-плану, проблемам и так далее. Вы ее просто заполняете и отправляете на почту, которая также указана в группе. У нас есть видеозаписи наших встреч. Поэтому если вы сомневаетесь, как лучше сделать презентацию проекта, то можете посмотреть видеозаписи, на которых Андрей рассказывает об этом.

Андрей Косолапов: Пока нам хватает времени встречаться со всеми лично. Люди приходят, рассказывают идеи, а дальше мы обсуждаем, что интересно, а что нет.

- Что делать,  когда не будет времени для личных встреч?

Андрей Косолапов:  Поставим человека, который будет делать первичный просмотр. Без этого нельзя. Делом в том, что вся наша система – это сплошной хенд-мейд. Мы все время экспериментируем с форматом. У нас же не госучреждение, где есть инструкция. Живем очень пластично.

- Самый нелепый проект помните? Который вызвал смех, ужас, панику.

Андрей Косолапов: Расскажу вам другую историю. Не так давно по инициативе инкубатора ВГУЭС мы проводили конкурс, в котором участвовали 20 проектов. На нем выступала совсем молодая девочка с проектом про монорельсовую дорогу во Владивостоке. Оказалось, что она ученица восьмого класса одной из городских школ. Я у нее спрашиваю: "Кто у вас еще в команде?" Она мне указала на двух девятиклассников, сидевших в зале. Как они попали на этот проект – не представляю, но они со всей ответственностью подошли к проекту. Мы, конечно, послушали и выдали им приз зрительских симпатий.

-В завершение, что бы вы сказали тем уникумам, у которых есть идеи?

Андрей Косолапов: Не бойтесь смелых идей. Самое ценное, что у вас есть – ваша воля к победе и достижениям. Храните и развивайте ее в себе.

Источник: PrimaMedia